Дорога на Париж, или Стратегическое планирование. Анастасия Щербакова.

13 Июня 2020 в 18:47

Мастер спорта международного класса Анастасия Щербакова о молодых лошадях, турнирах, планах, перспективах и утопиях.

Режим самоизоляции в России отменили, а проблем у российских сборников, отнюдь, меньше не стало. Для полноценной подготовки к главным международным турнирам еще не мешало бы и заграницу начать выезжать, а это, к сожалению, опция для российских всадников пока не доступная и когда откроют границы для свободного передвижения тоже не ясно. Немцам этим летом запретили выезд более чем в 160 стран, находящихся за пределами ЕС. Соответственно, и к себе они особо никого пускать не планируют. Поэтому первые после пандемии европейские турниры рискуют пройти в узком кругу представителей стран ЕС и спортсменов, которые постоянно базируются в Европе.

Пока не очень понятно, как немцы будут «отфильтровывать», например, итальянцев и испанцев, которые планируют все-таки открыться для туристов уже в ближайшее время. Ведь вирусу виза не нужна и границ для него не существует.

В общем, пока ситуация с зарубежными вояжами российских спортсменов совсем не ясна. В национальном календаре свое место тоже пока заняли далеко не все турниры. Но российские спортсмены уже активно взялись за тренировки.

О подготовке к предстоящим стартам, планах и Олимпиаде 2024 года в Париже, о которой пора задумываться уже сегодня, мы поговорили с членом национальной сборной по конкуру, мастером спорта международного класса, самым симпатичным прапорщиком ЦСКА, победительницей военных игр 2019 года в Китае Анастасией Щербаковой.

видео.jpg

MP: Настя, расскажи, пожалуйста, как проходили твои тренировки во время вынужденной самоизоляции и что изменилось сегодня, когда ограничения сняты? Какие планы на ближайшее время? В каких турнирах на территории страны и за ее рубежами (в случае открытия границ) хотелось бы поучаствовать в этом укороченном сезоне?

А.Щ.: Особо ничего не поменялось. Во время режима самоизоляции я также работала своих лошадей, тренировки продолжались. Конечно, большой минус, что не было турниров. Но были и свои плюсы: удалось уделить больше времени молодым лошадям. У нас их много. Появилось время поработать над выездкой, гимнастикой лошади.
Пока сложно что-то планировать, а старые планы разрушил общемировой «карантин». Хотели отпрыгать в Литве, в Хорсмаркете. Вывезти молодежь, учеников. Теперь вот ждем открытия сезона. Так как тренировки не прекращали, как только откроется сезон, будем готовы в полную силу начать работать, стартовать, выигрывать.

MP: Каково спортсмену сборной находиться в спортивной изоляции от основных европейских турниров? Возможно ли будет составить конкуренцию европейским всадникам, когда откроются границы или из-за выпадения из интенсивного турнирного графика придется начинать практически «с нуля»?

А.Щ.: Конечно с европейскими спортсменами нам конкурировать тяжело. Потому что всадникам, которые прыгают на больших турнирах в Европе, выделяются совершенно другие суммы на подготовку и лошадей. А наши спортсмены очень многое не могут себе позволить. Они элементарно не имеют средств для выезда за границу, для участия в большинстве турниров, на стартовые взносы и просто существования на выезде. Не у каждого есть собственные возможности и спонсоры для того чтобы все это обеспечить. Это первая и самая главная проблема для российских всадников.

Интересно, как этот вопрос будет решать новое руководство ФКСР. Тренеров, посвятивших жизнь развитию конного спорта в России сняли, обвинив в том, что они на свои деньги не вывозили сборную на мировые турниры. Надеюсь, все эти скандалы и интриги того стоили и скоро мы заживём, как в сказке.

MP: Расскажи, пожалуйста, о своих молодых лошадях. Они готовятся на продажу или в их числе есть те, кого хотелось бы оставить для себя, так сказать, на будущее? Ведь мечты о поездке на Олимпиаду в Токио уже похоронены, но впереди парижская Олимпиада, к которой можно подойти во всеоружии.

А.Щ.: Я работаю в профессиональной команде, под руководством Бориса Сергеевича Кузьмина. У нас всегда в работе много молодых перспективных лошадей. Сейчас у нас в тренинге 3-летние, 4-летние, 5-летние, 6-летние, 7-летние лошади. Мой основной боевой партнер – 8-летний Фаворит. Мы его купили в Дании не так давно. Это серьезная перспективная лошадь, требующая определенного времени для подготовки к большим турнирам. Также у меня сейчас есть еще одна достаточно серьезная лошадь – 7-летний Импакт. Я думаю, что у него большой потенциал. Это лошадь хорошего европейского уровня.

Часть лошадей мы, конечно же, реализуем. Это наша работа, благодаря этому мы живем и можем себе позволить выезды на турниры и содержание лошадей.

MP: Каким ты видишь план подготовки российской сборной на ближайшие годы, чтобы командная путевка на Олимпиаду 2024 года в Париже могла стать реальностью? И какие шаги для этого предпринимает твоя команда?

А.Щ.: Для того, чтобы серьезно подготовиться к Олимпиаде в Париже нужно начинать это делать уже сегодня. Я много слышала о тех странах, которые, как и мы, начинали, буквально «с нуля», для того, чтобы удачно выступить на Олимпиаде. И умудрялись подготовиться и выступить на хорошем уровне. Но, в любом случае, это должна быть государственная программа, если, конечно, государство заинтересовано в своих спортсменах и их результатах. В конном спорте разыгрывается 6 комплектов медалей – это серьезная цифра, чтобы попытаться за них побороться.

Что касается нашей работы, то мы тренируемся, стартуем, сами покупаем лошадей, сами себя обеспечиваем. Мы стремимся вперед!

Еще хотелось бы отметить, что у нас в команде есть очень талантливый ребенок – Анна Гоголь. Ей сейчас 14 лет и она сильнейший всадник среди детей в России. Через 4 года ей исполнится 18 лет и она будет иметь право выступать на Олимпиаде. И я надеюсь, что к этому времени она будет готова, покажет себя достойно и завоюет право участвовать в Олимпийских играх. Мы со своей стороны сделаем для этого все возможное.

MP: Какой процент успеха в достижении поставленных олимпийских целей на счету спортсмена и лошади, а что целиком и полностью зависит от государства или Федерации по виду?

А.Щ.: Без господдержки мы ничего не сможем сделать. Если кто-то говорит, что каждый всадник должен готовиться самостоятельно – это утопия.

Например, во время подготовки к играм в Барселоне для сборной Испании было закуплено 24 высококлассных лошади. Были собраны 10 лучших спортсменов сборной, которые готовились к этой Олимпиаде.

По тому же принципу сейчас действуют Китай, Япония. У них хорошая господдержка и на подготовку к Олимпиаде выделяются очень серьезные деньги.
Если у нас ничего не поменяется, государство будет по-прежнему игнорировать конный спорт, на Олимпиаде в Париже нам удачи не видать. Ведь чудес не бывает…
Мы все прекрасно понимаем, какие огромные вложения нужны для нормальной подготовки к Олимпийским играм. Сколько придется потратить на поездки в Европу, проживание там, участие каждой лошади в турнирах в течение года. Сколько бы спортсмен ни работал, сколько бы он ни продавал лошадей, он не сможет заработать столько денег, сколько нужно для полноценной подготовки к Олимпиаде…